вторник, 14 февраля 2017 г.

Связать несвязуемое


Талантливый, гениальный, оригинальный – такие прилагаемые сопровождают имя этого человека при жизни и после его смерти. Прекрасный, восхитительный, уникальный,а это - эпитеты, которые чаще всего соседствуют с именами его произведений. Эпоха барокко, в период которой жил и творил Сантини,  отвергала традиции и авторитеты как суеверия и предрассудки. Сам же Сантини пошел в барокко своим путем, связал казалось бы несвязуемое, создав направление в архитектуре, которое не встретишь нигде, кроме как в Чехии.

Сын каменщика
Ян Блажей Сантини-Айхель известный в мире также под именами Jan Santini Aichl, Giovanni Santini, Jan Blažej Santini-Eichel, Giovanni Santini-Aichl родился в Праге 3 февраля 1677 года. По его имени можно определить место, откуда родом его предки – Айхель в Швейцарии, которое теперь называется Мезокко. Сантини – фамилия каменщика, руководившего работами по застройке Малой Страны в Праге, ставшего крестным отцу Яна,  Блажей – имя святого, именины которого католики отмечают 3 февраля.  Сын каменщика должен был стать каменщиком, но родился слабым и больным и о продолжении дела отца и деда не могло быть и речи. Тем не менее, делу каменщика Ян прилежно учился, изучал также и живопись. При финансовой помощи отца, видевшего в сыне рождающийся талант, будущий гений отправился в путешествие по Европе, чтобы изучать архитектуру. Прошел и проехал Австрию, добрался до Рима, где был покорен творческим наследием Франческо Борромини, называемого современниками сумасшедшим, прославившегося в том числе и своей работой по перестройке собора святого Петра в Ватикане. Вероятнее всего, именно в Италии Сантини освоил профессию архитектора и понял, что это его призвание. Вернувшись домой Ян начинает искать применение своему открывшемуся таланту и неуемной энергии, ищет покровителей в высоких кругах. Наконец его заметил аббат збраславского монастыря цистерцианцев, Вольфганг Лохнер и поручил ему решить весьма серьезную задачу – построить новый монастырский конвент и костел к нему.

Смесь таланта и амбиций
Получается, что именно аббата Лохнера мир должен поблагодарить за открытие гения Сантини. Он не только рискнул, дав подряд молодому архитектору, но и в последстивии снабжал его рекомендациями, если где-то другому аббату хотелось оставить след в истории своего монастыря. Сантини не подвел. Предложенная им концепция перестройки была интересной и смелой и следующий заказ, из Седлецкого монастыря в Кутна-Горе не заставил себя ждать. 

Монастырь Седлец у Кутной Горы


Здесь, в Седлеце, талант Сантини уже развернулся в полную силу, уже здесь видны смелость автора, широта, глубина его знаний и находчивость его решений, и это - в 25 лет. Далее была Прага, Пласы, Кладрубы, Марианска Тынице, снова Прага, Мала Страна и Вышеград, Ждяр-над-Сазавой, Райград и Желив. Его пристрастие к усложнённым геометрическим решениям и своеобразному символизму сделало его любимым архитектором монашеских орденов. Сантини творил для цистерцианцев, бенедиктинцев, графов Лиссау и Кинских. Сантини творил для важных и требовательных клиентов, размах его творений говорит о том, что его талант был признан современниками, он был узнаваем и уважаем. Гениальный, плодовитый и очень амбициозный Сантини оставил после себя около сотни сакральных, дворцовых и хозяйственных построек, из которых две – костел Иоанна Крестителя в Седлецком монастыре и храм Яна Непомуцкого на Зеленой горе включены в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. 

Монастырь Кладрубы


География – почти вся Чехия. Некоторые историки, соприкасаясь с наследием Сантини, сомневаются, что все это успел построить, достроить или перестроить за неполных 23 года всего один человек. Ясно одно – Сантини был талантлив, это был человек неуёмной силы и амбиций.
               
Ломая рамки стиля

                Идя своим путем, Сантини создал свой неповторимый стиль, не укладывавшийся в рамки барокко, победно шествовавшего тогда по всей Европе от Италии до России. Сантини, уже на заре своего творческого пути старался связать воедино стили, которые, казалось бы связать невозможно – строгую, иногда пугающую готику и пышное, полное жизни барокко. Но у него получилось. Для творений Сантини придумали особое название - «барочная готика». 

Паломническая церковь св. Яна Непомуцкого на Зеленой горе

Его творения подчас действительно ни на что не похожи. Они парящи и величественны одновременно, наполнены красотой мироощущения автора, потрясающей акустикой, смыслом, загадками и знаками, отсылающими зрителя к истории христианства и основам христианского вероучения, но при этом основаны на точном расчете и глубоких знаниях геометрии. 

Комментариев нет:

Отправка комментария